Эдуард Трегубов, Салком – о корпоративной Тесле

Эдуард Трегубов Салком интервью

У Салком, самой старой юрфирмы Украины, теперь самый молодой управляющий партнер — Эдуард Трегубов.

Эдуард Трегубов Салком интервью

Я работал в Салкоме, кофе и чай там можно было пить только два раза в день — с 11 до 11–30 и с 14 до 14–30. Пить можно было только на кухне, за столом было нельзя. А еще помню страх, с которым поднимался на “шестой этаж”, потому что там сидели старшие партнеры, или, как они сами себя всегда называли, “руководство”.

И вот теперь старшие партнеры отходят от дел. Уходит эпоха.

Что такое Чатлане: мы чатимся в течение 2 часов. Все, что ниже, — это наша переписка в чате под пиво, которое мы купили в Андерсене (это пивоварня между нашими с Эдуардом домами). Текст идет в публикацию без редактуры. Разве что если где орфография устала, то поправили.

Проверь, пожалуйста, подписана (подписан) ли ты на ТГ канал Мертвых юристов. Если да, то полетели.

Эдуард рекомендует читать интервью под вот этот трек:

— Когда появился Салком, тебе было четыре года (мне восемь). Считаешь ли ты Салком старой юридической фирмой, лучшие годы которой позади?

Салком — одна из старейших юридических фирм Украины. Но мне кажется, что это скорее повод гордиться компанией. Согласен, был период, когда Салком был лидером рынка. Если честно, не вижу причин, почему бы не взобраться на эту вершину вновь.

— Валик Загария когда-то на конфе сравнил себя с боксером, который несколько раз упал в нокдаун, но не сломался и таки выиграл бой. Я не берусь оценивать, насколько это подходящее сравнение, но подход к наглядности мне нравится. Так вот, с чем или с кем ты у себя в голове сравниваешь юридическую фирму Салком?

Скорее с мудрецом, сидящим на берегу, и наблюдающим, как проплывают трупы врагов. В переносном смысле, конечно же.

Салком сейчас

— Сколько у вас сейчас людей?

Всех всех — до 50. Если считать одних юристов, то по данным, которые мы давали в ЮП в прошлом году — 30.

— К ЮП и рейтингам мы еще вернемся. Назови 5 сильных сторон Салкома.

Не думаю, что буду особенно оригинальным — профессионализм, порядочность, стабильность, опыт, локация.

— Что делают у вас в названии Паттон Боггс?

Уже ничего )

— Кто кого бросил?

Никто никого. Мы сотрудничаем со Сквайр Паттон Боггс, но так же и с другими иностранными юридическими компаниями. Раньше Сквайр Сандерс имели офис в Киеве, позднее материнская компания решила его закрыть. Мы всегда были и остаемся ЮФ “Салком” как самостоятельным юридическим лицом.

— Ты реальный управляющий партнер, в смысле, самый главный, или все же Лукомский с Кубко будут иметь решающий голос?

А что ты понимаешь под «настоящим» управляющим партнером?

— Вот это — “в смысле, самый главный”. За тобой последнее слово, или у тебя блокирующий голос, или тебя больше всех боятся, или у тебя самая большая доля, или ты самый рейнмейкер…

Салком работает в форме ООО. Как ты понимаешь, компания имеет собственников, но и имеет руководителя. Руководитель имеет свободу действий во многих вопросах, но, конечно же, всё не безгранично. Распродать служебные авто, сдать в аренду наши этажи на Крещатике, а весь персонал распустить без согласования с собственниками — не думаю, что мне удастся.

— Т.е. управляющий партнер = директор? С ограничениями, которые установил собственник.

С точки зрения законодателя, а также согласно гос. реестру, я буду руководителем юридического лица с правами подписанта без доверенности.

— Ладно, давай с другой стороны зайдем )) На каком этаже твой кабинет?

Переселяюсь на 6-й. Заходи на кофе).

— Меня и Кубко приглашал. Теперь уж зайду. Но и к Антике в гости забегу. Все, с кем я общался хорошо (ну кроме Юры и Паши), ушли в Антику. Как ты с ними, здороваешься, когда видитесь?

Всегда здороваюсь и отношусь к коллегам с большим уважением.

— Ты долевой партнер?

Нет.

— У вас есть президент, генеральный директор и вот теперь управляющий партнер — как распределяются полномочия?

Мы немножко это поменяем в скором будущем.

Эдуард Трегубов, Салком - о корпоративной Тесле

— Что вы поменяете? Ты уволишь Евгения Борисовича и Валерия Станиславовича? Кстати, ты с ними на ты или на вы?

Евгений Борисович останется Президентом Фирмы. Это почетная должность, которая отражает его огромный вклад и историческую роль в становлении и развитии компании. Должности генерального директора у нас не будет. Однако, оба старшие партнера остаются в компании, продолжают работать по проектам, каждый день находятся на рабочем месте. Валерий Станиславович и Евгений Борисович будут первое время помогать мне мудрыми советами, передавать опыт, работать со многими клиентами, которые десятилетиями сотрудничают с Салкомом. Иными словами, старшие партнеры остаются в игре, но распределение функций и зон ответственности меняется. Стратегию и тактику фирмы будет определять управляющий партнер и совет партнеров.

— Ухты, в моем понимании, уходит эпоха. В смысле, эпоха уходит от оперативного управления. И Кубко, и Лукомский крутые чуваки, ты же знаешь, я работал с ними. Но я полон уверенности в том, что они должны были уйти от управления лет 10 назад)).

10 лет назад я только пришел на фирму юным стажером и сидел в оупен спейсе на окраине за столбом.

— Давай возьмем пример. Если вдруг встанет вопрос о вашем объединении с кем-то, кто будет принимать решение? Партнеры, у которых голоса весят одинаково, или же долевые партнеры, которые перед тем проконсультируются с тобой и другими зарплатными партнерами?

Думаю, что принципиальные вопросы мы будем обсуждать вместе. Для нас очень важно, чтоб команда мыслила в едином ключе. Я не представляю себе ситуации, когда некое “большинство” будет нагибать “меньшинство”.

— Ну я больше о том, что меньшинство (2 долевых партнера — их же два?) будет нагибать большинство.

Я не сомневаюсь, что мы все сейчас единомышленники. В конечном счете, выбрать управляющего партнера — это была их инициатива. Очевидно, что они пришли к выводу, что этого требуют вызовы времени, и очевидно, что они готовы к тому, что функции управления будут переданы другим людям.

— К тому, как именно тебя назначали, тоже щас поговорим. Но пока же несколько вопросов о тебе. Тяжело ли стать ассоциированным партнером такой уважаемой и титулованной компании… как Algiz?

Коллеги и друзья в Одессе создали компанию, которая имеет большие амбиции. Они сотрудничают с адвокатами из разных городов, в том числе тех, кого ты назвал. Я дал согласие на то, что в случае необходимости, мы готовы сотрудничать и оказывать всяческое содействие. С юридической точки зрения — у них самостоятельное юридическое лицо.

Эдуард Трегубов, Салком - о корпоративной Тесле
Так выглядел сайт компании Algiz на момент записи чата

— Интересный формат. Создается ведь впечатление, что это их партнеры. Там еще наши коллеги Дима Гладкий, Артем Донец. А это не так. И они не пишут на сайте, что это не их партнеры.

Честно говоря, я не изучал их сайт.

— Твои партнеры не против, что ты там ассоциированный партнер?

Я посмотрю, как коллеги отобразили эту информацию на своем сайте, и если что-то там может вводить в заблуждение, мы пофиксим.

Как стал управляющим партнером

— Какими практиками ты рулишь в Салкоме?

Контрактное, антитраст, ТМТ.

— Я на прошлой неделе выпалил, что ты самый молодой управляющий партнер в топ-20, но не проверял. Может, ты проверял этот факт?

Я не проверял, если честно. Не думаю, что это играет какую-то особую роль.

— Как происходил процесс выдвижения и голосования?

Однажды на совете партнеров старшие партнеры озвучили свое виденье того, что Фирме имеет смысл избрать управляющего партнера. Далее несколько недель шли обсуждения, каждый мог предложить свою кандидатуру или выдвинуть кого-то из коллег. Потом мы все собрались и проголосовали.

— Ты больше всех проектов приводишь, ты лучше всех управляешь проектами, или управляешь людьми — почему именно тебя выбрали, как ты думаешь? (=назови свои 5 сильных сторон)

Довольно нескромно отвечать на этот вопрос )))

— Тогда скажи, ты был морально готов к предложению стать управляющим партнером, или твоя номинация была абсолютной неожиданностью?

Я был готов, иначе, зачем тогда ввязываться в партнерство. Плох тот солдат…

Но, скажу честно, спать я стал гораздо хуже

Эдуард Трегубов, Салком - о корпоративной Тесле

 

— Эдуард, сделай пожалуйста веселую непринужденную фотку. — Say no more.

— Дети партнеров-основателей тоже партнеры. Не было ли у них амбиций стать управляющим партнером? Или ты стал просто альтернативным кандидатом потому что основатели не договорились?

У меня сложилось впечатление, что все партнеры, которые за меня проголосовали, искренне верят, что это объективно лучшее решение. Не думаю, что есть какие-то подтексты. Все готовы работать, все настроены на рывок, каждый знает свой манёвр.

— Расскажи про Адвокат будущего и Аспен. Что они дали тебе и помогли ли эти новые навыки или знания, чтобы стать управляющим партнером?

Адвокат будущего — это переворот сознания. Очень жаль, что юристов в институтах так не готовят.

Это годичная программа со сложнейшим отбором. Я постоянно использую материалы и знания, полученные на этом курсе. Софт скилз в чистом виде, этика, работа с клиентом, токсичная коммуникация и т.д. Реально — это зэ бест. Многие выпускники уже стали судьями ВС, антикор суда и т.д. Формируется ценностное комьюнити.

Аспен — отдельная история. Там больше про философию, справедливость, ценности права. Много читать, много думать, но на выходе — тоже формирование сообщества представителей различных профессий, которые обсуждают наиболее актуальные темы и проблемы.

И туда, и туда было невероятно трудно попасть. Но всё это влияет на то, как ты мыслишь, о чем, с кем ты и за что ты.

Юридический рынок

— Кто ваши прямые конкуренты?

У нас весь рынок — конкурентный. Мне сложно выделить кого-то конкретно.

— Ну кого вы чаще всего встречаете на тендерах, куда от вас уходят люди (или у кого вы хантите людей чаще всего)?

Да нет какого-то пула компаний, которые удовлетворяют названным тобой критериям. Открываем юридические СМИ — и всюду видим наших конкурентов, которые стремятся быть лучше, качественнее, инновационнее.

— Какие практики у вас самые сильные?

У меня есть личное впечатление, но оно субъективно. Когда я изучу детально все вопросы по Фирме, оно, возможно, изменится. Могу сходу назвать недвижимость, арбитраж, литигейшн, корпоративку.

— Ну вот возьмем арбитраж. Если с другой стороны будут Авеллумы, ты подумаешь, вот круто бы их вжарить, и готовиться будешь получше? Если ноунеймы, то и побеждать не так весело. Или та же история с Кисилями в литигейшене, или Саенками в корпоративке. В том смысле, что по сильными практикам вы выделяете конкурентов, или все же ваши конкуренты все и никто конкретно?

Я понимаю, о чем ты. Но лично меня никогда особо это не “цепляло”. Мне важно, чтоб клиент получил качественный сервис, остался доволен, оплатил наш гонорар и вернулся к нам с новой задачей. Кто именно находится по ту сторону баррикад — не имеет большого значения.

Иногда ноунейм может сражаться как лев, а крутая фирма “отбывать номер”.

— Вы 15 лет падаете в рейтинге ЮП. В 99 году вы были на первом месте. В 2007 году вы в последний раз попали в десятку. Теперь вы на 18–20 местах. Рейтинг ЮП отражает состояние фирмы?

Не уверен. Это вопрос методики.

— В 2018 году вы заработали 16 миллионов гривен судя по открытым данным. Это на 6% меньше, чем в 2017. Это и есть ваши доходы?

На этой неделе буду изучать и анализировать документы. Пока не готов ни подтвердить, ни опровергнуть.

— У нас последний раунд. Про будущее. Скоро конец. Какое было твое первое решение как управляющего партнера? Или какое будет? Типа как “первый указ президента”))

У меня есть несколько приоритетных направлений, которыми я начал заниматься с сегодняшнего дня: стратегия и тактика Фирмы на рынке, работа с клиентами и расширение клиентской базы, совершенствование внутрифирменных процедур и процессов. По каждому направлению есть свои наработки. К примеру, через недельку-полторы запускаем новый сайт, совершенствуем нашу медийную политику, провожу собеседования с персоналом, планирую очень много встреч с потенциальными клиентами и партнерами.

— У вас и так хороший сайт)))

Будет новый.

— Куда ты хочешь привести Салком или во что превратить?

У нас уже есть главное — ценности и своя культура. Нужно немного дать реактивности. Нужно быть адекватными вызовам 2019 года, понимать, что клиенту нужно именно сегодня, что понадобится завтра. Я хочу, чтоб всё работало как часы.

— У вас есть выписанные ценности фирмы?

Будем формализировать.

— А стратегия написанная есть?

Стратегия — это главная задача, возложенная на управляющего партнера и совет партнеров. Это то, над чем нам предстоит работать. Конечно, фирма развивалась согласно определенной концепции. Сейчас есть понимание, что концепцию следует обновить и перезагрузить, сохранив нашу идентичность и ценности.

— Кого Салком видит (или кого ты видишь) примером для наследования?

Не думаю, что нам следует опираться на чей-то опыт. Мы в следующем году отпразднуем 30-летие фирмы. Это серьезный ресурс для того, чтоб находить лучшие подходы исходя из нашей собственной практики. Но мы следим, что происходит на рынке, какие тренды, что делают наши коллеги по цеху.

— Сильные уже называл, назови теперь 5 слабых сторон Салкома.

Думаю, нам следует более активно работать в информационном поле и информировать о наших успехах.

— Ладно, спрошу иначе: есть ли что-то, что ты очень хочешь поменять, но не имеешь для этого полномочий?

Теслу бы прикупить для управляющего…Смотри, у меня есть ряд идей, что нужно менять внутри, снаружи и т.д., пока я не встречал ситуации, чтоб это не принималось.

— Для этого сперва нужно продать Волгу). Предпоследний вопрос. Поглощения или слияния планируете в ближайший год?

Предпоследний ответ. Не планируем.

— И напоследок. Под какой трек читать наш чат рекомендуешь? И да, какое у тебя было пиво? Я купил персик с дыней. Пока донес до дома, оглядывался, думал щас гопота будет мне давать люлей за такое надругательство.

Светлый лагер. Никакой экзотики. Бумбокс — Твій на 100%.