Андрей Вишневский

Профессиональный функционер, рулевой программы Адвокат будущего лишился адвокатского свидетельства за критику адвокатуры, но вернул его через суд. Андрей продолжает поливать правдой юридический рынок и намерен стать президентом АПУ.

Иллюстрация Кати Цибере

Считаю себя профессиональным функционером. Для управленца не имеет значения, какой сферой управлять, поскольку навыки лидерства, менеджмента, коммуникации, универсальны.

АПУ сегодня переживает всплеск развития и кризис развития, но я бы это не драматизировал.

Отцы-основатели задумывали АПУ как закрытый бизнес-клуб для решения частных интересов. Сейчас АПУ имеет потенциал стать единым голосом юридической профессии. Чтобы реализовать этот потенциал, она должна перестать быть закрытым клубом юридического бизнеса.

Я привел в АПУ хороший контракт с посольством США.

Юридическая школа продолжает учить законам. Она не учит техникам, не учит методологиям, недостаточно учит логике, юридическому письму, риторике.

Общая этическая рамка юридического рынка: платить белые зарплаты, платить налоги, не давать взятки, честно конкурировать.

Я недоволен существованием юридических компаний, аффилированных с разными улицами — Грушевского, Банковой, Садовой 3а. Эти компании занимаются решением искусственно созданных проблем.

Если общество не дозрело для выработки этических правил самостоятельно, никакой закон это не урегулирует.

Обучать [этике] имеет смысл тогда, когда установленные адвокатурой этические стандарты выше, чем реальное состояние адвокатуры.

Сегодняшняя адвокатура использовала демократические процедуры для построения авторитарной, вертикально ориентированной, централизованной структуры.

Меня лишили права на профессию за критику лидеров адвокатуры.

Я не верю в сильную руку. Я верю в лидеров, которые в состоянии сплотить и вести за собой других лидеров.

АПУ не хватает рассредоточенного коллективного лидерства.

У меня есть основания считать, что фирма Лавринович и Партнеры имела определенные преференции в то время.

Если человеку предъявлено подозрение в уголовном производстве, считаю неэтичным его нахождение на должности лидера какой-либо общественной организации.

Этика это ключевой вопрос повестки дня юридического рынка.

Без вклада Лидии Изовитовой система безоплатной правовой помощи не была бы так удачно сконструированной.

Статус адвоката был нужен мне для того, чтобы говорить с адвокатами на одном языке.

Если бы государственные институции, и ВККС в том числе, были более эмпатичными, это пошло бы на пользу всем.

На месте АПУ я бы дистанцировался от государственных органов и был бы более критичен к ним.


Между прочим, это расшифровка интервью. Не дословная и намеренно вырванная из контектса. Интервью целиком вот:


Текст зашел как дети в школу? Хочешь еще таких? Так становись внезапно патроном мертвых юристов: