Денис Бугай

Интервью с адвокатом Курченка.

Денис Бугай
ВДЗЗ — это интервью с украинской юридической тусовкой. Его ведем мы с Yegor Zheltukhin (главред Юридична Газета) на канале skrypin.ua. Это — расшифровка. Но не полная, а вырванная из контекста. Чтобы удобней было скроллить по видео.

Юридический бизнес

1:00 Тебя называют юристом Курченко. Как тебе с этим живется? — Ну, во-первых, добрый день. Рад быть в вашей программе. Очень интересной, кстати.

1:44 Адвокатура это искусство добра и справедливости? — Глобально — это безусловно искусство добра и справедливости. Но я тут изобрел собственное определение:

“адвокатура это коммерческая деятельность, которая не является бизнесом в классическом понимании”.

2:22 Ты адвокат или общественный деятель? — Адвокат.

3:00 По данным delo.ua (собранными, как я понимаю, с помощью YouControl) твоя компания VB Partners зарабатывала в 2014 и 2015 году по 4 млн. гривен в год, это справедливые данные? — Нет, мы зарабатываем больше, не знаю, как они считали. Есть еще личные доходы от инвестиций. Все легально. Мы давно отказались от всех полусерых практик. У нас вообще все всегда легально было.

3:39 И вы платите все налоги? Да, мы платим все налоги.

3:40 В 2017 году на форуме АПУ после выступления Андрея Стельмащука про этику на юридическом рынке ты сказал с места реплику о том, что не стоит платить налоги, потому что наши налоги идут не туда, куда следует. — Ты провокатор, там было не так.

Социально ответственный бизнес имеет право выражать свой протест, не платя налоги клептократам, которые находятся у власти

5:25 А сейчас власть в Украине клептократична? — Да. Но ты платишь налоги. — Да.

6:15 Ты считаешь себя лидером? — Да, считаю.

6:17 Назови три свойства лидера в себе. — У лидера есть (1) визия, (2) четкий план (3) он ведет за собой людей.

6:57 У тебя был учитель или объект для подражания? — Безусловно: Ричард Бренсон, Ленс Армстронг (ведь он победил рак).

8:09 Есть ли у тебя реальные советы о том, как развивать юридический бизнес в Украине, учитывая наши реалии? —Нужно научиться не давать взятки. Шучу. (смеется).

На самом деле это партнерство — нужно научиться строить партнерство. Второе — нужно работать в длинную, не стоит обольщаться на быстрые заработки. Третье — экстра экспертиза, требовательность к себе. И еще одна рекомендация — делай все сам, пока можешь это делать.

10:33 Как у вас работает система делегирования в компании: все четко или интуитивно? — Все четко.

11:33 В одной из статей в Юридической газете звучало мнение, что английские юристы боятся принимать решения, чтобы не злить партнеров фирмы. У вас есть такое? The same situation.

11:47 Next question. Ты материшься в офисе? — Очень много.

12:15 Что лучше всего продвигает юридическую фирму: участие в рейтингах, конференции, пиар? — Мы анализировали умные книги. Первое — это рекомендации клиентов. Второе — это личные знакомства и презентации. Третье — собственные ивенты.

13:34 Когда в последний раз был в суде (не в качестве обвиняемого)? — В судах бываю по нескольку раз в месяц.

15:20 Ассоциацией юристов Украины управляет Андрей Стельмащук. Какова твоя роль как президента в отставке? — Передаю институциональную память.

16:37 Павел Гречковский на время следствия оставался членом Высшего совета юстиции. Как ты относишься к этому? — Есть законная процедура, которая регулирует этот вопрос. И это решение конкретного человека. Его выбор.

18:10 Не возникало ли у тебя мысли сложить с себя полномочия президента АПУ, когда против тебя велось расследование? — Абсолютно не возникало.

18:52 А что сейчас с делом против тебя? — Висит. Нет ни у кого смелости передо мной извиниться.

Не знаю, что там delo.ua оценивало. Я зарабатываю не 4 миллиона гривен. А на порядок больше.

19:00 Тебя приходили поддержать куча наших коллег. Перед тем как прийти тебя поддержать, они знакомились с материалами дела, знакомились с другой информацией о твоем деле, или же они приходили поддержать тебя как коллегу? — Есть несколько составляющих. Первая: абсолютная незаконность задержания. Вторая: задержание адвоката. Сегодня меня, завтра другого. Какая разница, что в материалах.

20:30 Такая поддержка адвокатов друг друга похожа на круговую поруку. Такая круговая порука существует во многих культурах и субкультурах. В том числе, среди чиновников, которые таким образом защищают свою коррупционную деятельность. — А еще среди судей.

22:10 Кого б ты не взялся защищать как адвокат? — Не взялся бы в делах, в которых у меня и моей команды нет экспертизы. Например, не возьмусь за насильственные дела. Но приведу пример. Когда я не взялся защищать человека. Испугался. А оказалось, что человек невиновен и провел очень много времени в СИЗО. Ко мне обратились журналисты по поводу исчезновения своего коллеги. Я открыл материалы и вижу, что это дело о педофилии. Это история с Артеком 2008 года. Мне стало неприятно, и я как адвокат отказался. Но оказалось, что дело было сфабриковано. Вывод эксперта куплен. Вот результат: человека незаконно продержали в СИЗО.

23:50 Считаешь ли ты это дело своим профессиональным факапом? — Понимаешь, я бы все равно не взялся за дело, потому что у меня нет экспертизы. Но вот в том, что моя субъективная оценка и мои эмоции подавили профессионализм, это факап, да.

Я спокойно отношусь к тому, что я адвокат Курченко, или еще кого-то, потому что это моя профессиональная работа.

24:27 Коррупция мешает юридическому рынку? — Конечно мешает. Потому что коррупционеры-подонки воруют мои деньги. Они топчатся на моем поле. Иначе, зачем мы учились, зачем мы ночами читаем судебную практику, если это не имеет никакого значения.

В работе НАБУ и САП нет коррупционной составляющей. Мне доставляет истинное профессиональное удовольствие (но до экстаза еще не дошел) работать в таких делах.

27:01 Поймал ли ты кого-то из тех, кто топчется на твоем поле и топчет твою траву, за зад? — Многих знаю. Можешь назвать? — Не могу.

Адвокатура

28:02 Женя Солодко в нашем интервью в прошлый понедельник подтвердил, что между бизнес адвокатами и уголовными адвокатами действительно большая разница. В ценностях, в подходах. Ты поддерживаешь эту мысль? — Да. Но через десять лет мы станем единой адвокатурой.

28:53 Тогда верна ли мысль, что органами адвокатского самоуправления занимаются именно уголовные адвокаты? —Адвокатами руководят профессиональные бюрократы. И это самая большая беда адвокатского самоуправления.

30:02 Я в Россию не езжу. В том числе, не езжу на конференции. Это принципиальная позиция украинского юридического рынка. В отличие от некоторых… [намекает на Гадомского].

30–47 Женя Солодко говорит (опять же, в нашем интервью в прошлый понедельник), что законопроект 9055 лишает адвокатуру независимости. Согласен с этим? — Абсолютно не согласен.

31:20 Ты очень активный пропагандист (в хорошем смысле) судебной реформы. Как юрист ты ощущаешь позитив от реформы? — Да, я доволен. Я вообще стал фанатом поcтроения институций.

33:30 Тебя часто замечают в администрации Президента. Мои частые визиты туда это (продолжи) — визиты исключительно как общественного деятеля.

34:00 [Смотрим кусочек старого интервью Дениса. В нем он рассказывает, что политики и госслужащие специально не оформляют свои отношения для того, чтобы не показывать имущество своих партнеров. Поскольку формально они не состоят в браке]. Это ты о ком-то конкретном? — Нет, это абстрактная ситуация. Хотя такие случаи есть.

35:00 Ты дружишь с кем -то из руководства региональных советов адвокатов? — Да. Они тоже недовольны ситуацией в адвокатском самоуправлении и готовы что-то менять? — Да, но не всегда готовы об этом прямо говорить.

36:39 У тебя есть амбиции возглавить НААУ? — Интересный вопрос. Сегодня у меня была по этому поводу дискуссия в ФБ. Нет, амбиций нет. Я знаю двоих людей, которые могут сделать это намного лучше меня. Но их имена не назову.

38:49 А в Высший совет юстиции не планируешь? — Нет, вообще даже не стоит такая задача.

40:28 О тебе есть несколько негативных материалов в сети. Пытаешься ли ты ее убрать (информацию), в частности, обращался ли с исками об опровержении недостоверной информации? — Основной негатив висит на “мусорных бачках”. К тому же, сложно что-то опровергать, когда мне в жены вписали девушку, которую я никогда в жизни не видел. Там полный бред. Иногда мусор нет смысла опровергать.

42:04 Как присоединение юридического бизнеса к адвокатуре влияет на юридический бизнес и на саму адвокатуру? — Брожение. Мы в динамике изменений.

43–10 Блиц

Этичен ли гонорар успеха авансом? — Да, если там не зашит откат.

Этична ли зарплата в конвертах? — Нет.

Этичны ли реферал фи между юристами? — Нет, кроме стран, где это разрешено. А в Украине это разрешено? — Нет. То есть в Украине разрешено, но мы категорически против.

Этично ли работать с компаниями, которые находятся под санкциями? — Да, если это бизнес в Украине, и если ты с ними раньше работал (ты не имеешь права бросить клиента).

Этично ли работать с клиентом, бенефициаров которого ты не знаешь? — Это запрещено законом.

Ты когда-то давал взятки? — Нет.


И еще раз. Все фразы вырваны из контекста. Намеренно. И все для того, чтобы вы посмотрели интервью. Оно вышло замечательным.

Текст зашел как дети в школу? Хочешь еще таких? Так становись внезапно патроном мертвых юристов:

Денис Бугай