Вырвано из контекста Натальи Ульяновой

В апреле 2018 Наталья Ульянова вместе с командой из 17 человек присоединилась к киевскому Делойту. Это было самое большое поглощение в истории четверки в Украине. А две недели назад она объявила о своем уходе.

 

Читнути солов’їною

Мы записали это интервью через пол года после присоединения. Теперь интервью слушается совсем иначе. А если лень слушать, то вот вам расшифровка. Она тоже читаться теперь будет иначе.

 

Когда начала знакомиться с людьми в Делойт, у меня был личный подъем — была большая концентрация интересных людей.

Интересные большие дела можно делать быстрее и лучше, если ты работаешь в компании людей, которые думают одинаково.

Поспорю с тем, что Делойт — это эталон консерватизма. Это устаревшая информация. Никто не будет отрицать, что есть определенные корпоративные стандарты и некая системность большой компании. С одной стороны это пугает, с другой стороны это хорошо, потому что систематизирует, дополняет и структурирует.

Мне нравится делать вместе какое-то изменение. У меня и у ребят, которые пришли со мной, есть свежий взгляд, драйв, и они вливаются в довольно-таки устоявшуюся систему — это будоражит, шевелит, и мне кажется, что от этого выигрывают обе стороны.

Мы [в ICF] очень быстро росли. Но когда быстро летишь, не всегда успеваешь рельсы подкладывать.

Если тебе действительно нужно что-то решить быстро, это возможно. Правда. Я убедилась в этом. Если ситуация требует решения быстро-быстро, то, подключив правильных людей, это так и произойдет. Было бы желание.

Люди привыкли к тому, что все тут делается долго и по-другому нельзя, так что никто даже не пытается как-то по-другому.

Качество отдельной услуги [в ICF и в Делойт] было сопоставимо. Если бы у нас не было достаточной экспертизы, мы не смогли бы присоединиться.

Почему я решила присоединиться — из-за экспертизы:

Ты можешь растить экспертизу, команду и полететь на Марс через десять лет, а можешь с другими людьми сделать это через два года.

Если в маленькой компании клиент говорит “мне нужно на вчера”, и ты можешь сделать вот это “на вчера”, то большая компания на вчера сделать это не сможет. Потому что нужно проверить клиента, нужно его принять, дальше ты делаешь работу, и работа тоже проходит определенную проверку. Соответственно, это увеличение сроков предоставления услуги клиенту. Но мы для себя отметили, что здесь и клиент меняется: клиент растет и он где-то готов подождать для того, чтобы получить услугу не сегодня, а через определенный период, понимая, зачем ему это необходимо.

Я вот как смотрю на экспансию большой четверки на юридический рынок. Это своего рода создание неких экосистем. Ну вот что такое экосистема: чтобы большие игроки были успешными на рынке, они должны не просто зарабатывать, они должны нести клиенту некий месседж. Маленькие бутиковые компании — они как изюминки на торте. Без них вроде как и торт хорош, но чего-то не хватает. Если в рамках экосистемы учитывается интерес каждого игрока, то нельзя говорить о какой-то экспансии.

Ты не можешь поглотить умных людей и заставить их что-то делать. Только совместный вин-вин.

Нас никто не покупал. Кэш-аута не было. Это было добровольное присоединение моей команды из 17 человек. По желанию каждого человека из команды.

Когда я выходила из коммуникации с людьми из Делойта, я выходила в приподнятом настроении. Это те люди, с которыми мне хотелось бы что-то делать. При всей боязни и страхе этой системности, ты понимаешь, что она может где-то допаковать твой драйв и полет, и от этого получится классный симбиоз.

За деньги продаться командой не хотелось. Может быть я лох, но у меня по любви все происходит.

У нас было не поглощение, а присоединение.

Мы привносим [в Делойт] свежий взгляд и больше общения с мид-маркетом.

Честно признаюсь, было опасение, что в большой корпорации люди знают намного больше. А когда мы пришли, мы поняли, что у людей есть классная экспертиза, где-то чуть больше, чем у нас, но мы можем это быстро догнать. Где-то у нас чуть глубже экспертиза.

И мы, как команда, и сам Делойт, делают максимальные усилия для того, чтобы мы были там успешны. Было опасение, что людям может быть все равно. Но это опасение развеялось.

“Ай-я-яй, ты залезла на моего клиента” — такого не было.

Я драйвер, мне нужно движение и изменения. В Делойте сейчас работают люди, которые горят изменениями.

Если ты делаешь что-то, что в тебе откликается, что тебе нравится, интересно и в кайф, вообще не имеет значения, работаешь ли ты на себя или на кого-то.

Хотелось, чтобы система налогообложения помогала бизнесу быть здесь. Чтобы украинский бизнес с нерезидентской пропиской превратился в международный бизнес с украинской пропиской.

Юридический рынок меняется. Те, кто занимался “решением вопросов”, уходят с рынка, потому что их клиент меняется, он больше не хочет таких услуг.

Были опасения, не будем ли мы пересекаться по практикам. Но оказалось, у нас совершенно разный клиент. Плюс я глубоко верю в коллаборацию.

Первоисточник —