Проститутки, юристы, платформы

Проститутки, юристы, платформы

В пятницу на юридическом форуме АПУ я сравнил юристов с проститутками, точнее, сравнил юридическую фирму с сутенером. Old school на меня обиделась тотчас. New wave похлопала по плечу и порекомендовала сравнивать с врачами.

Проститутки, юристы, платформы

 

Помашу немного кулаками после боя: наш юридический рынок ждет то же самое, что произошло с рынком проституции. Не нравится сравнение? Проституция это самый древний рынок. На нем экономические модели работы и перечень услуг не меняются уже сотни лет. Нассим Талеб назвал бы этот рынок антихрупким. И даже этот рынок сейчас изменился.

Юридические компании перепродают часы юристов с мультипликатором в 200–300%. Сутенеры же оставляют себе всего 15–30%. И все равно, интернеты и всякие там фисбуки вытесняют сутенеров из экономической модели. А вот юридические фирмы уверены, что будут существовать вечно. Как Римская империя.

Рынок проституции

Годах эдак в 1900-х, когда ужин стоил порядка 12 баксов, сходить к проститутке было удовольствием далеко не дешевым. Я вот такой пример откопал. В Everleigh Club — чикагском хай-енд борделе — только вход вход стоил 250 баксов, бутылка шампанского еще 370. Все вместе обходилось в 1’250. Один культ-поход = сто ужинов…

Уж простите меня, моралисты, но для объяснения сабжа нужно слегка углубиться в детали. Если перевести на сегодняшние деньги, то вот так выглядели цены за сам секс:

Проститутки, юристы, платформы

Интересно смотреть цены именно в динамике. За последние 100 лет цены снизились вдвое. Кто-то скажет хмммм, а кто-то внимательней посмотрит на табличку и все поймет сам.

И вот еще что интересно: в этом же Everleight Club оральный секс стоил то ли вдвое, то ли втрое дороже, чем обычный секс. А сейчас средние данные по миру выглядят вот так:

Проститутки, юристы, платформы

Вам не интересно, почему оральный секс так сильно упал в цене? Ведь затраты времени на оральный секс меньше, чем на обычный секс. Нет риска стать немного беременной. Думаю, ответ в морали, этике, религии и прочих материях (на которые, как мы знаем, украинские юристы обычно плюют). Авторы Фрикономики объясняют падение стоимости этой услуги именно устранением “налога на табу”.

Черт с ним, с оральным сексом (на самом деле нет). Вот как выглядит статистика падения цен на услуги проституток в мире за последние 11 лет:

Проститутки, юристы, платформы

Вроде и табу все закончились. Что же произошло с рынком теперь?

Элли и тихая революция в мире борделей

Во Фрикономике есть целая глава об экономике проституции. Героиня этой главы – хай-енд проститутка Элли, которая работает в свое удовольствие (офисному планктону не понять). Вот тут она онлайн отвечает на вопросы читателей. Я только несколько цитат приведу:

Q: What made you go into this line of work? Was it just the money or was it the flexible hours and the chance to be your own boss?

A: One day I decided to enter the occupation of “escort” on an online instant messaging profile. Within seconds I had many responses, and after about a week of talking to a few people, I decided to meet a dentist at a hotel. The experience wasn’t glamorous or nearly as sexy as I thought it might be. However, I came away from the experience thinking, “It wasn’t bad.” I began to think that if I just had one appointment a month, I could pay my car loan with it, and have a little extra money. Eventually, I chose to work as an escort exclusively. At that time, the reason I gave up my programming job was the free time. I was caring for a family member with a serious illness — the free time and money was a huge benefit.

Еще раз. Она бросила работу программиста, чтобы у нее было больше свободного времени. Деньги от проституции обеспечивали ее, и ее семью. И самое главное: она решила заниматься этим самостоятельно. Никакого сутенера. И никакой окружной. Work-life ballance, все как мі мечтаем.

Дальше.

Q: What can you practically do to ensure that a client doesn’t cheat you or do something that negates the terms of the agreement? What can he do, also, to ensure that you provide the services he has paid for?

A: During the initial contact with a client, I would always ask for their name and for a phone number at their place of employment. I would then use the information to confirm where they worked. Once I felt comfortable, I would call them at work and give them the address of my place, or just let them know I was looking forward to meeting with them. This was simple and made it clear that if need be, I could come by his work. This of course had far-reaching implications. There are also several networks and organizations that the escorts use to keep tabs on problem customers. As for the clients, there are websites set up by clients to review escorts. If an escort is well-reviewed, then the client knows he is probably safe.

Q: How much are your monthly expenses as a sex worker?

A: $300–500 a month for my online basic ads
$100 a year for the website
$100 a month for a phone
$1500 a year for photography

То есть, если 30 лет назад ей нужно было бы обзавестись сутенером для того, чтобы тот приводил клиентов, делал Know Your Client procedure, выбивал деньги и защищал ее, то теперь скрипач не нужен, дядя Вова.

Очень рекомендую вот этот лонгрид и обязательно дочитайте до истории о Давиде, не пожалеете.

В последние десять лет появились социальные сети и мессенджеры, из-за которых сутенер стал не нужен. Те 15–30%, который он брал себе за маркетинг, сейлз, защиту, теперь можно оставить себе и все сделать самостоятельно.

И думаете, еще никто не догадался сделать Uber для проституток? Хе-хе, погуглите.

Для особых задротов очень рекомендую вот это материал в the Economist о современной экономике проституции:

Ясно. А юриспруденция-то при чем?

В Украине в секс-индустрии заняты от 50 до 80 тысяч человек. 11 тысяч человек трудятся в Киеве. Стоимость часа в топовом сегменте колеблется между 100 и 200 Евро. Объем рынка оценивают от 4 ярдов грн. до 10. Я не стал пересчитывать.

Украинский юридический рынок — это примерно 12 ярдов гривен, причём, на топ сегмент приходится 4 ярда.

Цифры сопоставимые, но я не это собираюсь сравнивать. И нет, я не о том, что список рекомендованных юридических компаний называется панель. И не о том, что в большинстве своем украинские юристы клали и на гордость, и на этику.

Я о другом. Сколько юридическая фирма зарабатывает на юристе? Помните, сутенер оставлял себе 15–30%. При зарплате в 2’000 долларов, час юриста для компании стоит 12,5 доллара (я не считаю, что юрист не 8 часов в день работает, а 10–12). Клиенту этот юрист стоит 200 долларов в час. Тут сутенер оставляет себе все 150-200%.

Фриланс. Фриланс? Да, фриланс.

По статистике Upwork треть трудоспособного населения Соединенных Штатов сейчас фрилансят. Для этого у них есть платформы вроде Uber, Upwork, freelance.com. Вот здесь полный отчет с интересной статистикой.

Думаете, количество фрилансеров будет уменьшаться? Ну, то есть люди будут меньше хотеть работать из дому, со сказочного Бали? Фриланс будет наступать и мало кто будет хотеть работать в юридической фирме через 10 лет. Я имею ввиду в юридической фирме, как мы знаем ее теперь.

Юриспруденция никуда не денется и уберизируется точно так же, как уберизировалась проституция. Платформы возьмут на себя маркетинг для юристов-фрилансеров, контроль качества, головную боль с финансами. У юридических изданий платформы отберут рейтингование, потому что клиенты и коллеги будут рейтинговать юристов прямо на платформе, на платформе можно будет увидеть gross revenue юриста (так, например, отпадет вопрос непрозрачности рейтингов из-за непрозрачности финансов юр фирм).

Клиенты получат удобный юридический убер без развода вроде счетов с левыми часами партнеров, которые понятия не имеют о проекте. Клиент сможет легко собрать себе команду из фрилансеров, провести среди разных команд фрилансеров бид. Спор между юристом и клиентом можно будет рассмотреть тут же, на платформе.

Дима, что за хуйня, ну не даст серьезный клиент работу фрилансеру”.

Даст, потому что как только такая платформа появится, то старшие юристы и консулы, почесав затылки и поняв, что ждать реального партнерства от стареющих основателей нет смысла; соберут чемоданы вместе с личными брендами, которые компания для них заботливо выстроила. Думаете, клиенты работают с компанией, а не с конкретными людьми? Я знаю, что вы так не думаете.

Пусть по началу на платформу не придут ярдные M&A сделки. Пусть сперва это будут контракты, юридические рисерчи, небольшие конультации, регистрации. Но и украинские юристы в 90-х не с ярдных M&A сделок начинали 🙂

С молодыми юристами чуть другая история. Скоро вы не сможете заманить миллениала в свой ад с 10–12 часовым рабочим днём и требованием отпрашиваться на обед у партнёра. Платформа даст возможность тому вашему бывшему старшему юристу подряжать на клиентские заказы младших людей.

Upwork сейчас берет комиссию от 5 до 20% за заказ. Юридические фирмы сейчас снимают с юриста в 10 раз больше (да, большая часть — это расходы на маркетинг, офис и прочие оверхеды, н оне суть). И как показывает история с проституцией и сутенерами, так не будет вечно.

Оффтоп:

Пока искал эту долбанную статистику, за мной в браузере увязался какой-то вирусняк — теперь раз в две минуты открывается порно сайт. Еще прочел “Яму” Куприна. А еще решил, что я точно против легализации проституции в Украине. Просто категорически. Вообще, я за легалайз. Но только представлю, как почтенного возраста женщины с густыми бровями и высокими прическами фиолетового цвета начинают составлять Правила надання сексуальних послуг и выписывать существенные условия договора…

ПС. Я понятия не имею, как на практике работает проституция; знаю только то, что прочёл. Но я же юрист, а нам юристам часто приходится делать умное лицо на тему, в которой ну вот абсолютно ничего не отстреливаешь. Так что если Левитт, Куприн, the Economist и прочие ввели меня в заблуждение, скажите мне об этом пожалуйста.


Ну и открытка от проститутки из Миннеаполлиса в лайв версии Тома, который ждет, как Джереми гладит

Дима Гадомский

а.к.а. @gadiuk